Экспертное мнение В.А. Медведева. Комментарии к статье Кеннета Эйсолда «Фрейд как лидер. Ранние годы венского общества».


Просматривая серию публикаций «Психоаналитического летописца» и редактируя свое большое интервью , я никак не мог избавиться от смутного ощущения того, что принято называть «дежавю». Как-то все это знакомо, когда-то все это уже было, где-то я о таком уже слышал …

Точно такой же «казус» описан  в статье Кеннета Эйсолда  (Kenneth Eisold) «Фрейд как лидер. Ранние годы венского общества», опубликованной на русском языке в 2012 году в журнале «Психология и психотехника», издававшимся Павлом Семеновичем Гуревичем (†).

Ее автор, американский психоаналитик и организационный консультант, известен как основатель и бывший президент ISPSO – Международного общества психоаналитического исследования организаций.

Порою совпадения проанализированных автором событий столетней давности и того, что мы видим сегодня, проясняя и комментируя «казус МОО ЕКПП», просто удивительны: особенно там, где описана групповая тревожность, вызванная коллизией противостояния двух базовых центров психоаналитической активности, а также там, где лидер демонстрирует свое глубокое отвращение к Вене и то, что «в последние два года он сыт по горло венцами». Интересен и разбор коллизии с выбором нового лидера из иного психоаналитического центра и ревнивой агрессии «старых членов движения». Многое объясняет приведенная цитата из Фрейда о том, что первыми на фоне личных разногласий всегда приходят «ревность, месть и другие проявления враждебности», а уже потом к ним присовокупляются научные и методические споры, уже нагруженные враждой и неприятием. Актуальна и отмеченная автором тактика, примененная Фрейдом по отношению к «новым амбициозным лидерам» и описанная им в письме к Юнгу: «После этой неудачной попытки [передачи власти] я решил взять бразды правления в свои руки и собираюсь крепко их держать… Естественно, я только жду случая вышвырнуть их обоих, но они знают это и ведут себя очень осторожно и примирительно, так что в настоящее время я ничего не могу сделать». Но потом он нашел, к чему придраться, и все смог…

В статье «Фрейд как лидер» с привлечением методологии анализа групповой регрессивной психодинамики Биона (и частично – Кернберга), автор рассматривает драматическую историю Венского психоаналитического общества как универсальную матрицу становления и эволюции «дикого», не анализирующего свою групповую психодинамику, психоаналитического сообщества. И сегодня эти размышления актуальны как никогда, поскольку в них анализируется проблематика организационного лидерства в психоанализе со всеми его патогенными «побочными эффектами».

Я советую всем коллегам прочитать эту статью, в которой по мнению автора, сформулирован смысл горького урока, оставленного нам Фрейдом в наследие и касающегося особенностей процессов, непременно возникающих в любом первичном психоаналитическом сообществе.

Полный текст статьи можно прочитать по ссылке : http://en.nbpublish.com/library_get_pdf.php?id=21812

Но, я возьму на себя труд и приведу тут краткую выжимку из данного, не побоюсь этого слова – великолепного, разбора организационных проблем любого психоаналитического сообщества.

… «В том, что случилось с группой, есть нечто трагическое для Фрейда. Многие, знавшие его, утверждают, что поклонение его последователей не доставляло ему удовольствия, а зависимость раздражала. Для Фрейда было оскорбительным, что им манипулируют, превращая в объект групповой зависимости… Они [члены созданной им группы] сыграли на его страхе внутреннего врага, предложили козла отпущения и вновь намеренно оказались под его попечением… Их собрания напоминали религиозный ритуал, смысл которого давно забыт, а необходимость давно отпала… Тот факт, что в ходе «дворцового переворота» Фрейд оказался вынужденным взять на себя власть, является свидетельством победы группы и поражения Фрейда, желавшего большей независимости. Группа, боявшаяся, что он ее покинет, когда он вынашивал с Юнгом планы, направленные на ущемление ее интересов — эта группа в результате неразрывно связала его с собой. Более того, ей удалось заставить его изгнать из ее рядов тех, кто мог бы представлять угрозу его будущей власти. Пассивно, неявно, члены группы манипулировали им, назначив его помимо воли пожизненным президентом.

Как Фрейд мог это допустить? Он, несомненно, стремился контролировать развитие психоанализа. Однако мне представляется, что он был прав, нелестно отзываясь о себе в роли лидера. Несмотря на бесспорное интеллектуальное лидерство, он не понимал, как нужно управлять развитием профессионального сообщества. И позволил группе манипулировать собой, назначив на роль «стареющего деспота».

Более того, ему было трудно понять стремление своих последователей к независимости. Он был предельно независимым — скорее, контр-зависимым — и нетерпим к зависимости других и к их борьбе за независимость. В самом деле, именно это ослепляло его и делало, по выражению Джонса, плохим судьей человеческих поступков.

Как «лидер борьбы» он никогда не уставал ссылаться на «врагов», «оппонентов», «противников», и в обстановке организованной борьбы под его началом группа обретала сплоченность и уверенность.

Валентность Фрейда к борьбе, которая помогла ему побудить первоначальную группу своих последователей к действию, оказалась также его ахиллесовой пятой. Его отвращение к зависимости означало, что его последователи могли полагаться на него и находиться под его началом, только когда он был вовлечен в борьбу, когда у него имелся враг. Чтобы опираться на Фрейда, им надо было непрерывно снабжать его врагами. «Моя эмоциональная жизнь всегда настойчиво требовала, чтобы у меня был близкий друг и ненавистный враг», — писал он в «Толковании сновидений». Однако надежными всегда оказывались только враги.

Придавая особое значение лидерству, основанному на борьбе и, что более важно, опасаясь лидерства, основанного на зависимости, Фрейд почти не оставил психоаналитикам возможности признать свою зависимость. В самом деле, молчаливый урок ранних венских годов заключается в том, что единственным способом, которым последователи Фрейда могли почувствовать свою зависимость от него, было убедить его, что они верные солдаты, сражающиеся под его флагом.

В этом и состоит наследие Фрейда… С этой точки зрения, угрозу для психоанализа представляет отнюдь не внутренний враг, которого можно определить и устранить, но непризнанная зависимость самих психоаналитиков.

Если из этой истории можно извлечь какой-нибудь урок, он заключается в том, что нам необходимо больше знать о том, как действует бессознательное в нашей группе и в институциональных отношениях.

http://en.nbpublish.com/library_get_pdf.php?id=21812

Медведев В.А.

Философ, психолог, психоаналитик-исследователь (Россия, Эстония, Испания). Кандидат философских наук (PhD), член-корреспондент РАЕ. Руководитель  российского национального отделения Философского и Психологического обществ ISAP.  Почётный член МОО РПиП ЕКПП.